?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Дуэнде-8.1

Меня посетил приступ графоманства. Под катом

Королева скучает. Нет, не так. Королева тоскует. Думала ли она, что так будет? То-гда, несколько лет назад, когда ей сообщили, что Хуан Арагонский выбрал ее своей вто-рой женой, могла ли она предположить, что теперь ей будет так печально и тягостно во дворце Сарагосы?
Конечно, ей есть чем заняться. Постоянная перестройка дворца требует неотлучно-го внимания. Орден Алой розы, в который она вступила вскоре после замужества, пред-полагает множество полезных дел. И конечно же, ее новая семья – она очень хочет быть хорошей супругой и – по мере сил – заменить мать для юной инфанты. А еще можно за-ниматься политикой, благо ее положение ей это вполне позволяет. И супруг король вроде бы не против.
Но все это не то, не то.
А от короны так болит голова. И она старается одевать ее как можно реже, только на самые-самые официальные мероприятия. А церемониальное платье?! Вынести в нем час – это уже целый подвиг! Это все не ее и не для нее!
Королева растеряна, она не знает, что делать. Ее поддерживают беседы с духов-ным наставником фра Томасо Торквемадой и молитвы. Кажется, она потихоньку отгора-живается от всего происходящего прозрачной стеной из Ave и Pater. Возможно, паломни-чество поможет ей разобраться в себе и происходящем?

Весной королева решила отправиться в Барселону, целью ее был женский мона-стырь клариссинок. Уже не первый год там находилась ее тетка, после пострига приняв-шая имя сестра Елена. Но мирские заботы не отпускали королеву. Посоветовавшись с ав-густейшим супругом, она задумала также нанести визит Карлосу де Виано и графу Барсе-лонскому. Ах, Карлос. Главная головная боль короля. Как тяжело Хуан переживает все эти дрязги, но – увы – королева почти бессильна чем-то помочь. Но она надеется, что эта встреча хоть что-то изменит к лучшему. А граф, говорят, питает к королеве некую склон-ность, даже хранит ее портрет. О, ничего предосудительного! Королева умеет держать дистанцию.
После заутрени она отправляется в путь. Как всегда, ее сопровождает брат Томасо. Разговоры с ним скрашивают недолгую дорогу.
Мать настоятельница тепло приветствовала титулованную гостью, предложила разделить с сестрами завтрак. А затем королева долго молилась - о мире и покое в коро-левстве, о здоровье короля и, конечно же, о том, чтобы Господь ниспослал им детей.
Сестра Елена провожала королеву ко дворцу графа и, прощаясь, та сказала монахине:
- Как же покойно и благостно в вашей обители! Я завидую вам…
«Ах! Как же я завидую вам! У вас есть занятие и цель, все так четко, размеренно и понятно! Как бы я хотела, чтобы и в моей жизни все было так…»
Королева встретилась с графом в присутствии фра Томасо. Разговор в основном шел о неком печальном происшествии, в результате чего король прогневался на сеньора де Кастро, и – более того – требовал суда и казни. Граф был свидетелем случившегося, а кроме того, с недавних пор их отношения с королем улучшились, и поэтому королева на-деялась, что его заступничество поможет несчастному барону. Попытки самой королевы повлиять на супруга закончились ничем. Если король принял какое-то решение, то пере-убедить его было почти невозможно. По крайней мере, королеве это удавалось нечасто. Граф согласился принять участие в судьбе сеньора де Кастро.
А Карлоса де Виано в Барселоне не оказалась. Говорят, он охотился где-то, и когда вернется, было совершенно непонятно. Увы, королеве надо было возвращаться, поэтому она не стала ожидать пасынка.
Сарагоса встретила ее делами. Во-первых, заседание капитула Ордена. Одно время, королева полагала, что те занятия, которые предлагал Орден, придадут некий дополни-тельный смысл ее существованию. Но, к сожалению, это оказалось не так. Она совершен-но не понимала, что она делает на этих регулярных заседаниях в замке св. Винченцо. Она вышила знамя для ордена Алькантара и сшила плащ для магистра Сантьяго, но все эти благие дела не принесли ей никого успокоения.
Дальнейшая ее жизнь тоже была четко определена. В Барселоне назначена большая ордалия, и король собирался не просто посетить сие действо, но и поучаствовать в нем.
- Ты знаешь, мне это нужно, - сказал он, глядя в глаза своей королеве, - Я должен укре-питься в вере.
Не смотря на возраст, бился Хуан лучше многих молодых рыцарей. И благодаря ему Барселона доказала крепость своей веры.
Вскоре после ордалии благородных идальго созвали в Сарагосу на турнир в честь инфанты Элеоноры. Девушка уже вошла в тот возраст, когда стало пора задуматься о ее замужестве. Предполагалось, что среди участников может оказаться достойный ее руки идальго. Но увы – все, кто как-то проявлял себя на ристалище, были уже женаты.
Затем заседание совета кортесов. Королева с удивлением и восхищением, смешан-ным с долей ужаса, следила за королем. Как и что он говорил кортесам, как они отвечали на его слова. Она молчала и наблюдала. Потом, наедине с королем она скажет о своих выводах.
Несколько раз – во дворце, на ордалии, на совете – она встречалась с графом Бар-селонским. «О, если бы ты был холоден или горяч, но ты ни холоден, ни горяч!» И она пе-рестала задумываться над тем, зачем он хранит ее портрет.
Пришли вести о том, что Карлос скончался в Мадриде от какой-то болезни. С од-ной стороны, королева даже самой себе боялась признаться, что вздохнула с облегчением. Но с другой – как и король, она понимала, что теперь все те, для кого Карлос был предло-гом, просто затаятся, но все равно не изменят своих взглядов.
Именины королевы Кастилии Изабеллы. Здесь тоже не все гладко – короля уже давно нет в столице. Говорят, он отправился на охоту. И сведения о его дальнейшей судь-бе смутны и тревожны. Ах, как хочется танцевать! Но нет, невозможно. В этом тяжелом платье с длинным шлейфом можно только сидеть, стоять и неспешно ходить. Еще разго-воры, обмен любезностями. Устала, как же устала! Очень хочется вернуться домой, но ко-роль все еще беседует с кастильским инфантом.
Вечером королевская чета отправляется на корриду. Захватывающее зрелище. Че-рез несколько боев наступает понимание того, кто из матадоров более искусен в этом де-ле, какой бык хорош, а какой не очень. Некоторое время назад королева начала замечать, что канцлер оказывает знаки внимания инфанте Элеоноре, и та с охотой их принимает.
- Это достойная награда тому, кто служит нам верой и правдой, - отвечал король на со-мнения своей королевы, - Пусть каждый знает, что если верно служить короне, то можно получить самую высокую награду.
- У вас закончились дочери, - тихо говорит королева, - Может быть не надо торопиться? Если нет иных кандидатов, давайте отложим это дело…
И сейчас, на тавромахии, канцлер как всегда сопровождает инфанту.
Они посмотрели несколько боев, и король решил возвращаться назад во дворец.
- У меня сюрприз для тебя, моя дорогая, - с улыбкой сказал он Хуане.
…Пустынный дворец, гулкие комнаты и переходы. Возле тронной залы их встреча-ет мажордом:
- Ваше величество, можно начинать?
- Начинайте!
За стеной заиграли музыканты. Король подает жене руку:
- Позволь пригласить тебя на танец…

Канцлер попросил руки инфанты и король дал согласие. Королева не стала возра-жать. В конце концов, если есть возможность заключить брак не только исходя из полити-ческой выгоды, но и по любви, то почему бы нет?
Королеве нездоровится. Душно, кружится голова и ужасная слабость. Признаки столь очевидны, и личный врач короля подтверждает ее догадку – она беременна. О, на-конец-то! У нее будет ребенок. Обязательно сын. Хуана с головой погружается в прият-ные хлопоты. Поиски акушерки, визит в монастырь клариссинок. Все остальное отодвига-ется на второй план – военные маневры, ордалия в Сарагосе… Кроме, пожалуй, одного.
Есть некое дело, которое с недавних пор все чаще напоминает о себе. Это потерян-ная реликвия дома Трастамара – копье Лонгина. Те сведения, которые есть у королевы, весьма обрывочны и скудны. Известно, что многие семьи на Иберийском полуострове ко-гда-то утратили свои реликвии. Легенду об этом хранит старшая женщина в каждой такой семье. Но и другие дамы, с которыми королева говорила об этом деле, знают не больше ее. И тогда она решает спрашивать всех, кто хоть что-то может знать об этом. И эти рас-спросы приносят свои плоды – ей передают записку с указанием того, кто может ей по-мочь. Но пока королеве не до того. Близится срок, но перед этим – совет кортесов. В этот раз он проходит еще более бурно. Королева чувствует себя неважно, привычная сдержан-ность и молчаливость изменяет ей, и она несколько раз берет слово. Ей хочется говорить очень резко, но она все же сдерживает себя. Но вскоре ей пришлось покинуть заседание, не дождавшись окончания. Ее дамы и врачи проводили Хуану в дальние покои дворца, где королева благополучно разрешилась от бремени. На свет появился мальчик, которого на-звали Фердинандом.
Младенца передали кормилице. Но вскоре король настоял на том, чтобы сына вер-нули во дворец. Возможно, ах, возможно это была ошибка.
Свадьба инфанты и канцлера Алонсо де Кассано. Все готовится в спешке и волне-нии. Вот прибыли гости из Кастилии. К счастью, слухи о том, что Хуан Кастильский по-гиб, оказались ложными. Хотя плен у мавров, судя по всему, очень подорвал его здоровье.
Снова корона, снова тяжелое платье. В нем ужасно жарко, и Хуана каждый раз радуется, когда наступает возможность переодеться. Бракосочетание в храме, молодых забрасывают рисом и цветами. Праздник на площади перед дворцом. Танцы, песни, поздравления. Ко-роль держит ее за руку, но королеве все равно неспокойно. Она ждет, когда все закончит-ся, чтобы, следуя указаниям из записки, отправится в еврейский квартал и расспросить о реликвии.
Вместе с донной Рамоной де Кастро она пошла к ювелиру-моррану. Он рассказал ей о том, что реликвия находится в замке Альгамбра. И что попасть в это тайное место можно лишь с проводником, которым станет кто-то из их общины. Ну что ж, так тому и быть. Около полуночи назначена встреча возле его лавки. Осталось найти рыцаря, кото-рый должен по условию этого испытания сопровождать даму.
У королевы нет вариантов, кого просить об этом. И как только удается возмож-ность, она рассказывает обо всем супругу.
- Сеньора де Кастро просила меня об этом же, - задумчиво произнес он.
- Ох…, - Хуана внезапно вспомнила о том, что у донны Рамоны есть сын от короля. Ей показалось, что под ногами разверзлась пропасть. Прежние страсти, ребенок…Все это так много значит.
- Мне надо сказать ей, что я не смогу выполнить ее просьбу, - продолжал король. – Так как, конечно же, я отправлюсь с тобой.