?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Дуэнде-8.2 Вторая часть


Без десяти полночь. Король и королева, переодевшись в простые одежды, подошли к нужному дому. И вскоре в сопровождении нескольких морранов они отправились в Аль-гамбру. Путь их лежал сперва в Мадрид, и там пришлось ожидать какое-то время. Хуан не долго думая сел на землю под деревом и задремал. Хуана нервничала и переживала от то-го, что, возможно, втянула короля в какую-то опасную авантюру. Но потом усталость взя-ла свое – она опустилась на землю рядом с мужем, положила голову ему на плечо и усну-ла.
Она проснулась резко, как от удара. Повернулась к мужу и разбудила его:
- Я получила предупреждение… Мне было видение святой Елизаветы, и она предупреди-ла меня об опасности для меня и нашего ребенка… И она указала на канцлера.
Король помрачнел.
- Я знал, что он честолюбив… Но я не думаю, что он решится на что-то серьезное в бли-жайшее время. Я поговорю с ним .
- Бедная Элеонора…
- Не думаю, что ей угрожает опасность, - возразил король
- Но если ее супруг совершит преступление, это будет для нее большим ударом.
- О да, это без сомнения.
Король и королева решили, что сию минуту никакой угрозы все же нет, и решили дождаться завершения своего путешествия в Альгамбру.
Вскоре за ними пришли, и в сопровождении проводников-морранов они двинулись куда-то по извилистой дороге. Она то поднималась, то опускалась, потом превратилась в узкую тропинку. В одном месте пришлось переправляться через водный поток.
Все, что случилось в замке, случилось быстро и было непонятно. Сперва, появился некто, вопрошавший, кто имеет право по крови войти в это место. Затем возник рыцарь с оружием, и король сражался с ним, но вскоре упал оглушенный. В следующем зале кто-то в черном закружил королеву, и она тоже потеряла сознание.
Когда она пришла в себя, рядом с ней снова стояли морраны. Вместе они двинулись в тот зал, где остался лежать король.
Чтобы он вышел из Альгамбры некто потребовал от морранов выкуп – они должны были лишиться зрения на один глаз. И они согласились. Хуан поднялся, он был в гневе и пытался возразить духу Альгамбры, но ничего не добился, и им пришлось покинуть это место. Один из проводников, лекарь, которая была личным врачом короля, передала коро-леве реликвию. И тогда же Хуана узнала, что и за ее выход из замка была заплачена высо-кая цена – все, кто сопровождал их с королем, лишились возможности действовать левой рукой.
- Это несправедливо, - произнесла королева, - Мы искали реликвию, но заплатить при-шлось вам…
- Это был наш выбор, - возразила женщина-лекарь, - Мы знали, на что идем…
Возвращались они другой дорогой, и в одном месте им встретились братья-доминиканцы. Они вопрошали о том, что делают здесь морраны, и может ли благородный идальго поручится за их благочестие. Король дал слово, что не сомневается в благочестии своих спутников.
Более не встретив никаких препятствий, вся компания добралась до Сарагосы. Там их пути разошлись.

Снова дворец. Кажется, что он пуст и заброшен. Но вот навстречу королевской че-те выходят новобрачные. Семья собирается вместе в тронном зале, приносят вино. И на-чинаются длинные разговоры обо всем – о политике, любви, будущем королевства. Стро-ятся планы, принимаются решения. Уже поздно, очень поздно. Королева почти засыпает в своем кресле. Наконец, решено отправляться спать. Король и канцлер уходят, инфанта просит задержаться королеву:
- Матушка, а можно мы еще немного поговорим?
- Конечно, дитя мое.
- Вы не поможете мне допить вино?
- Помогу, - королева улыбается. Возможно, инфанта и ее супруг еще не собираются почи-вать.

- Я провожу вас до ваших покоев, - произносит Элеонора, помогая мачехе подняться.
Кажется, она слишком устала и выпила чуть больше, чем надо. Они заходят в ком-наты королевы, и Хуана почти падает на кровать. Элеонора опускается рядом:
- Это цикута, она действует мгновенно, - ясным голосом произнесла она. Потом подня-лась, оглядела комнату: - А где ребенок? Вам он больше не понадобится…

«Где я? Где я?!» Какая-то церковь, никого нет. Утреннее солнце ласково светит сквозь витражи. Хуана присела на лавочку. Как она оказалась здесь? Она хорошо помни-ла, как вернулась вместе с королем из Альгамбры, как потом вместе с Элеонорой и ее мужем сидели в тронном зале, а потом… «Я умерла?!»
Вскоре появился монах, облаченный в белые одежды. Они идут в исповедальню.
- Расскажи, как ты жила, - говорит он.
И Хуана начинает говорить, правда, иногда ей очень сложно, так как мешают сле-зы. Как много она могла бы сделать, и как мало сделала! Кажется, только в одном нет со-жаления – все же она заплатила за копье Лонгина, пусть не сразу, но зато по самой высо-кой цене.
Монах что-то говорит, но она не всегда слышит его. Он говорит, что и она тоже рыцарь, она стала им, тогда когда стала королевой, и вместе с мужем королем приняла на себя тяжесть власти.
- Если хочешь, я отведу тебя на арену
- Но я никогда не держала в руках оружие, - растерялась Хуана.
- Это неважно, - отвечает монах, - Вся наша жизнь – это арена.

Хуанита уселась на землю возле дома маэстро Мигеля. Она смотрит, как он готовит завтрак – как кипятит воду, режет хлеб и мясо.
- Скоро будем завтракать и как раз поговорим. А пока, сеньора, почитайте кодекс матадо-ра, он вон там у арены написан…
Каждая фраза кодекса заканчивалась словом «смерть». Ну что ж, это правильно. Хуанита читает и думает о том, что ждет ее дальше. А что было до того, как она оказалась здесь, на арене? Но так ли это важно? Что-то было, жизнь, люди, встречи, решения. Правда, пока она все равно не понимает, как сможет выйти на арену и сражаться. Она никогда не дер-жала в руках оружия…Или держала?
Потом приходят другие навильерос – один, кажется, сын графа Барселонского, а другой – идальго в красиво вышитой рубахе.
- Ну что же, пожалуй, начнем, - произносит маэстро, разливая чай, - Этот кодекс читают с конца. Мы будем беседовать о каждом пункте, вы выскажите все, что вам думается по этому поводу. Итак, что там написано под за номером десять? Начнем с вас, сеньора.
- Матадор отдает Андалусии жизнь и смерть, - прочитала Хуанита последнюю строчку. – Что ж… Мы умираем, проливая кровь. Она уходит в землю, из которой прорас-тает трава….
- Которую едят наши быки, которые убивают нас, - продолжил маэстро Мигель, - Все вер-но…
- Круговорот жизни и смерти…

…Храм в Леоне. Что там внутри? Кажется, заупокойная служба? Кого хоронят? Она подходит ближе и видит носилки с телом, прикрытые легкой тканью, и корону. Хо-ронят королеву? Ну конечно, конечно! Это ее хоронят. Люди проходят мимо, не замечая, не оборачиваясь. И все звуки какие-то тусклые и смазанные. Там все ее родственники. И Хуан. Она не видит его лица, но чувствует напряжение, которое сковывает его как доспе-хи. Она не заходит в храм, стоит на пороге и ждет… Но вот служба закончена. Никто не видит ее. Вдруг король оборачивается и смотрит на нее. Он увидел ее у входа, в черном платье, с распущенными волосами и черной свечой в руках. Это невыносимо! Она отвора-чивается и идет прочь… Когда через мгновение Хуан снова посмотрел туда, где ему при-виделась жена, то там уже никого не было. Он выбежал на площадь, но и там он не нашел ее.

- Ну что же, пора переходить к практике, - маэстро Мигель поднимается, - идемте на аре-ну.
Хуанита протерла глаза. Кажется, она задремала, убаюканная неспешными разго-ворами. Приснится же такое. Не иначе, на жаре разморило. Все отправляются на арену, там к ним присоединяется еще несколько навильерос. И маэстро начинает показывать, как обращаться с мулетой, как пропускать быка мимо себя. Он взмахнул плащом и легко по-вернулся вокруг себя:
- Это называется вероника. Их может быть несколько, тогда это будет каскад вероник, - и он снова показывает несколько быстрых, но плавных движений.
«Ох, мне так никогда не сделать», - с тоской думает Хуанита.
- А теперь пусть каждый попробует, - сеньор Мигель обращается к одному из учеников, - Начнем с вас.
И начались уроки. Сперва навильерос отрабатывали движения плащом, потом им позволено было взять шпаги. Кто-то из них же исполнял роль быка. Это было захваты-вающе. Хуанита все больше обретала уверенность в том, что она сможет выйти на арену.